Забытая сказка

Submitted by admin on 24-05-2019

«Город торговых центров» – горделиво называет себя столица Поморья. И прогуливаясь по улицам родного города, понимаешь, что совсем не зря. Яркие лампы витрин освещают безликих манекенов, чья белая пластиковая «кожа» кое-где выпачкана черным маркером. Огромное здание будто и само «горит» изнутри ярким, раздражающим глаза светом, и некоторым людям, вроде меня, хочется обойти его стороной, и, оставив позади полыхающую громадину, устремиться вглубь города. Здесь, словно безмолвные стражи, обтянутые зелеными сетками и строительными лесами, стоят архитектурные памятники Архангельска. Их яркие фасады утратили свой первоначальный облик, а стены давно уже не слышали гул людских голосов. Они словно спят, уставившись выцветшими рамами окон на своих сводных братьев-выскочек.

Праздник для советского ребёнка это, безусловно, выходной в цирке. Юным архангелогородцам того времени этот самый праздник устраивает Архангельский государственный цирк. Он радушно встречает своих маленьких гостей, горделиво сверкая всеми оттенками зеленого. Большие деревянные двери чуть скрипят, пропуская ребенка в мир сказки и фантастики. Уже с порога, чуть потянув носом, можно уловить запах, какой бывает только здесь, в цирке. Первый звонок глухо проносится над гудящей толпой, которая тут же медленно начинает двигаться к рядам скамеек. Для ребенка это почти приключение: проскакивая между взрослыми, то и дело поглядывая на билет, где пропечатан номер сектора, он взлетает по деревянной лестнице.

Строение Архангельского цирка необычно. Для того чтобы попасть в зал, нужно пройти через галерею – длинный коридор на втором этаже со множеством дверей, закрытых мягкими малиновыми портьерами.  Удержаться от искушения трудно, и, прежде чем встать в очередь к контролёру, нужно обязательно заглянуть за одну из них в зал. Тут еще чуть приглушен свет, удивительная атмосфера чуда царит и здесь. Ряды круто уходят вниз, и манеж еле виден в мягком полумраке. Чудесный запах цирка ощущается тут особенно сильно, вызывая чувство непередаваемого восторга. А когда поднимаешь голову вверх, перехватывает дыхание – купол, огромный, будто космос, с сетью канатов и веревок, протянутых под ним, находится настолько высоко, что вершина теряется где-то в темноте. Второй звонок прорезает тишину где-то сзади, атмосфера в зале меняется. Прежде чем выскользнуть обратно в галерею из-за плюшевых портьер, можно краем глаза заметить, как шевельнулись бархатные кулисы. Ах, как хочется узнать, что за чудеса происходят в этих чертогах! Что хранят в своих чемоданчиках иллюзионисты, куда уходят после представлений весёлые клоуны и ещё много-много вопросов, которые роем кружатся в детском мозгу.

Забытая сказка

Тётенька-контролер пробивает билет и излишне витиевато рассказывает, как пройти к нужным местам. Она волшебна, абсолютно не похожа на всех остальных людей. Она – жительница волшебного мира, который называется «цирк». За руку с мамой или папой можно, наконец, зайти в зал. Все лампы уже горят, удивительно круглый манеж внизу отливает малиновым, а огромный купол вверху всё так же захватывает дух. Вместе с третьим звонком, означающим начало представления, начинает литься музыка. Кажется, будто она звучит отовсюду сразу: из-за кулис, от манежа, из дверей, возле которых стоит контролёр…

Почтительный нарядный конферансье выходит в центр манежа и, нарочно растягивая гласные объявляет: «парад але!» По очереди выходят все участники представления: и весёлые неуклюжие клоуны, и эквилибристы в блестящих костюмах, гимнастки, шагающие обязательно с носка, и чуть поднимающие нос, канатоходцы, акробаты и многие-многие другие. Сами выступления, в сопровождении, конечно же, волшебного оркестра, звуки которого разносятся по всему цирку, оставляют в душе ребенка неизгладимый след. Уже скоро он с восторгом будет рассказывать друзьям о бесстрашных канатоходцах, балансирующим под самым куполом, куда и посмотреть-то страшно, об акробатах, ловко делающих «сальто» на манеже, и конечно же, о клоунах, заставляющих смеяться до боли в животе…

Забытая сказка

Но вот, выступления закончены, участники в последний раз поклонились рукоплещущей публике, и зрители начинают подниматься со своих мест. Эмоции переполняют – это же чудо! Настоящая сказка наяву! Уходить совсем не хочется. Деревянные скамейки кажутся самым удобным местом в мире, а цирковая труппа – давними и близкими друзьями. Лишь когда зал почти опустел, а строгая контролёрша уже нетерпеливо выглядывает из-за малиновых портьер, ничего не остается, как с сожалением подняться и пойти к выходу. Вот и закончился прекрасный, волшебный, удивительный выходной, маленький праздник посреди учебной рутины. Но прежде чем сесть в скрипучий трамвай, размышляя над завтрашним учебным днём, родители обязательно поведут ребёнка в блинную, открытую как раз напротив цирка. Ее название затерялось в истории, но разве это важно? Главное, что самые вкусные на свете блины и самый прекрасный на свете цирк превращают заурядный выходной день в настоящую сказку.

Забытая сказка

Холодный ноябрьский ветер безжалостно дёргает зелёные строительные сетки, обмотавшие поблёкшее здание Архангельского цирка. Пёстрая облицовка уже давно исчезла, уступив место окончательно потрескавшейся штукатурке. Железный забор, разрисованный граффити, стал неотъемлемой частью образа бывшей сказки. Для того чтобы открыть деревянные двери требуется немало усилий – ржавые петли уже не скрипят, а стонут от своей нелегкой участи. Под ногами хрустит пол – то ли от разбитых стёкол, то ли от упавшей с потолка штукатурки. Место, которое раньше вдохновляло, восхищало, радовало детей и взрослых, теперь выглядит жутко. Сломанная, проржавевшая аппаратура, словно в фильмах ужасов, перевернутая и сломанная мебель… Атмосфера сказки исчезла, уступив место суровой реальности. Манеж, на котором уже давно нет малинового покрытия, смотрится как черная дыра в неизвестность, а опасно накренившийся купол захватывает дух, но не от восторга, а от страха оказаться погребенным под ним. Кое-где еще остались висеть старые пыльные портьеры, давно утратившие свой малиновый оттенок, который теперь вспоминают повзрослевшие советские школьники. Шаги гулким, пустым эхом отражаются по всему зданию, и оно, кажется радо даже этому звуку.

Старая добрая сказка обветшала вместе со зданием. Старый цирк давно уже «уснул», в ожидании, когда же в малиновые портьеры вновь заглянет любопытный малыш, а с третьим звонком по залу разлетятся звуки торжественной мелодии.

Забытая сказка

Полина Кунакова, г. Архангельск