Расскажешь – хуже будет!

Submitted by admin on 24-05-2019
Почему возникает школьная травля и что с этим делать?

В московской гимназии мальчик из обеспеченной семьи держит в страхе весь класс. Наталья Цымбаленко, мама пятиклассника, борется с травлей ее сына в гимназии. Девочка из Рязани ходит на уроки только в сопровождении старших из-за постоянных избиений со стороны одноклассников. Это лишь те истории, которые приобрели общественный резонанс. А сколько так и остались в стенах школы из-за сокрытия их администрацией или самими учениками?  

В своем исследовании «Психологические особенности участников буллинга» психолог Ольга Глазман пишет: «Буллинг может произойти в любом классе, отличаться будут лишь социально-психологические особенности участников». Травля в 5-6 классах будет касаться в основном внешности «жертвы», нападки учеников из 7-8 будут направлены против тех, кто не следует моде. Старшие классы чаще берут «на слабо» учеников, которые, по их мнению, боятся «вступить во взрослую жизнь».

В чем особенности детей 21 века? В большинстве случаев они остаются предоставлены сами себе. По мнению социолога Валентины Сушко, автора работы «Социализация подростков в современном российском обществе», это происходит из-за того, что в современном Российском обществе наблюдается нарушение преемственности поколений. Проще говоря, взрослые не успевают закрепить свой социальный опыт в стремительно меняющемся и развивающемся обществе, а значит, не успевают передавать его детям.

Расскажешь – хуже будет!
Ты не хочешь мне что-нибудь рассказать?

Главная помеха на пути к выходу из сложившейся ситуации – это скрытность детей. Они либо боятся, что жалобы старшим могут усугубить ситуацию, либо стыдятся своего положения в коллективе, либо считают, что взрослым просто нет дела, а иногда и сами оказываются не только жертвой, но и агрессорами по отношению к более слабому. Дарья Щепихина, педагог-психолог центра психолго – медико – социального сопровождения «Надежда» в Архангельске, рассказала, что делать в данной ситуации ребенку.

  • «Чем раньше будет решена проблема, тем меньше негативных последствий возникнет для твоей жизни. Медлить с обращением за помощью не стоит!» – говорит психолог. Осознание проблемы – это первый шаг к ее разрешению. Ребенку крайне важно понять, что ему действительно требуется помощь взрослого.  
  • «Буллинг – это болезнь коллектива, справиться с ней в одиночку невозможно» – еще одна важная истина, которую стоить запомнить ребенку, подвергающемуся травле. Проблемы есть у каждого участника буллинга, нужно работать со всем коллективом, а это уже дело родителей, учителей, психологов.
  • «Обратиться за помощью – не слабость!» – Дарья утверждает, что это в первую очередь забота о себе и своей безопасности. Ведь даже если отношения с родителями не слишком хорошие, именно они отвечают за ребенка.
Ваш ребенок – жертва травли?

Буллинг – это агрессивное преследование школьника классом или его частью. По статистике центра тренинга и консультирования «12 коллегий» в Санкт-Петербурге, около 79% детей и подростков каким-либо образом сталкивались с травлей.

Стоит ли родителям вмешиваться в школьную травлю? Интернет издание «Мел» считает фразу «дети сами смогут разобраться в конфликте» одной из самых губительных для ребенка, подвергающегося буллингу. По мнению Натальи Цымбаленко, чей сын-пятиклассник, учащийся в московской гимназии в январе стал жертвой нападок одноклассников, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые. Промедление в этом вопросе может отрицательно сказаться на психике ребенка.

Даже если в семье всегда были доверительные и открытые отношения между родителями и детьми, мамам и папам не стоит думать, что в кризисной ситуации ребенок обязательно им все расскажет, а пока это не случилось – все в порядке. Этого может не произойти по уже упомянутым выше причинам.  Есть несколько признаков, по которым родители могут определить, что их ребенок стал объектом издевательств.

  • Ребенок постоянно ищет оправдания, чтобы не идти в школу. Иногда срабатывает психосоматика: мама Пети, борющаяся с буллингом в классе сына, рассказывала, что у мальчика каждый раз поднималась температура, когда он собирался в школу. Американская ассоциация педиатров провела исследование, в результате которого выяснила, что у детей, подвергающихся школьной травле, чаще появляются физические недомогания, включая боли в животе, отсутствие аппетита, тревогу и ночные кошмары. («Травлю всегда начинает кто-то один», «Мел» – прим. ред.) Приемы у врача и скандалы не помогут разрешить ситуацию, родители должны попытаться понять причину.
  • У ребенка ухудшается успеваемость. Причины, конечно, могут быть разные, но вдруг это школьная травля? Нежелание отвечать на уроке и быть активистом в таком случае объясняется нападками со стороны одноклассников.
  • У ребенка регулярно появляются ссадины и шишки. Если единичные случаи можно списать на баловство, то на повреждения, появляющиеся регулярно, стоит обратить пристальное внимание.
Расскажешь – хуже будет!
Как распознать агрессора?

В 1993 году норвежский психолог Дан Ольвеус выпустил книгу «Буллинг в школе: что мы знаем и что можем сделать», в которой попытался выделить основные качества «обидчика». По его мнению, у агрессора весьма определенный портрет. Это человек, уверенный в том, что только подчиняя он сможет добиться своих целей. Он не способен на сочувствие к другим, импульсивен, чувствителен и агрессивен. Однако, как отмечает психолог, буллинг негативно сказывается и на самом «обидчике». Доказывая свою точку зрения он ссылается на исследования Американской ассоциации педиатров, результаты которой доказали: задиры склонны к депрессии. «Агрессивное поведение подростка закладывается окружающей средой, объясняет психолог Арина Липкина, г. Москва, – Прежде всего это обстановка в семье: недостаток любви и заботы, покинутость. Агрессивный ребенок – это испуганный ребенок».

В свою очередь психолог Мария Завалишина, специалист по работе с подростками в московском центре «Перекресток» в своем материале «Такая роль в классе – мальчик для битья», опубликованном в интернет-издании «Мел» пишет: «Преследователи так действуют не потому, что они плохие, а потому, что они оберегают и защищают что-то». По ее мнению, зачинщиком буллинга может стать любой ребенок, в «зону комфорта» которого внезапно попало что-то новое и непривычное.

Сетевая травля

На данный момент ситуация с травлей в школьной среде перешла на новый уровень, который называется кибербуллинг – оскорбления и насмешки в социальных сетях. Центр тренинга и консультирования «12 коллегий» проводил обзор школ Санкт-Петербурга, у которых есть группы «Подслушано» в социальной сети «Вконтакте». Результаты оказались плачевными: в сообществах некоторых школ до 30% постов содержат различные оскорбления и издевательства в адрес одноклассников или детей, учащихся в одной школе.

В 2016 году Microsoft провело исследование, в результате которого выяснилось, что в Европе примерно 12% подростков сталкивались с кибербуллингом. Половина из них знала буллера в реальной жизни. По данным исследования Всемирной организации здравоохранения за 2014 год, в России ситуация плачевней – количество детей, подвергающихся травле в Интернете, примерно в полтора раза больше чем в Европе. Наша страна возглавляет список из 42 стран по кибербуллингу. За Россией идет Гренландия и Литва.  

Социальная сеть «ВКонтакте» взяла курс на уменьшение количества интернет-троллей (люди, которые размещают грубые или провокационные сообщения в Интернете, например, в дискуссионных форумах, мешает обсуждению или оскорбляет его участников – прим. ред.) на своей платформе. На последнем хакатоне (соревнование, на которых команды участников предлагают социальной сети свои варианты для ее продвижения и совершенствования – прим. ред.), который проходил с 9 по 11 ноября 2017 года, пять команд предоставили свои проекты по борьбе с кибербуллингом. Среди них – ищущий буллера бот, который создала команда SNA. По задумке, его можно добавлять в чат, и система, распознавая агрессию или троллинг, отвечает буллеру и сообщает об этом администратору чата. Проект команды «Рой» – баттл с одноименным названием. В нем происходит цензурный словесный поединок между двумя людьми. За нарушения правил баттла, участников штрафуют. За ходом дискуссии следят зрители, поощряя спорящих специальными стикерами. «Обычные люди, делающие обычные вещи» – так называется команда, создавшая умный поиск «DullGuard». Задача сервиса – заменять оскорбительные выражения в личный сообщениях, комментариях, постах на нейтральные. Команда «PsyReinforsement», создала сервис, помогающий психологам в борьбе с кибербуллингом. Он называется «Amanda», в честь пятнадцатилетней девочки из Канады, в 2012 году покончившей с собой из-за нападок в Интернете. По задумке сервис должен анализировать открытую информацию страниц «ВКонтакте» и находить возможные угрозы: оскорбления, нецензурную лексику и прочие маркеры, указывающие на кибербуллинг.

Редакция интернет издания «Мел» рассказывает, как родители могут оградить своего ребенка от кибербуллинга. Это и кнопка «пожаловаться», которая есть почти во всех соцсетях, и нераспространение личной информации, вроде адреса или номера телефона. Безусловно, это настройки безопасности, в которых можно ограничить доступ незнакомых (или знакомых) людей к страничке. Но не стоит забывать про доверие, которое должно быть между ребенком и родителем в случае травли. Тотальный контроль соцсетей может негативно сказаться на взаимоотношениях с подростком, тем самым усугубляя ситуацию. Предотвращать кибербуллинг необходимо, но не стоит становиться киберконтроллером.

Дима Зицер, доктор педагогических наук, директор Института Неформального образования:

«Нельзя ответить, какие дети становятся жертвами буллинга. Это невозможно, потому что если мы попытаемся, то признаем, что дело в детях, которых травят. А это не так. Это может произойти с любым человеком. С вами, со мной, с кем угодно.

Если учителя сами разжигают травлю, значит, речь идет о непрофессионалах. Они не могут быть педагогами.

Буллинг в глобальном смысле свидетельствует о том, что в школе что-то не в порядке.  Вернее не что-то, а многое. Эта школа не может защитить конкретного ребенка, а значит, он не может себя чувствовать в ней уверенно. Стоит задуматься, что в этой школе, мягко говоря, не все профессионалы».

Полина Кунакова, г. Архангельск